Невский АлександрСнычев Иван Матвеевич /Митрополит ИоаннРадонежский Сергий
на главную
Другим прощай часто, себе – никогда


 

Тот, кто родился ментом

     Менты заполонили наши улицы, подземки и площади, телеэкраны и радиостанции, заменили собой «крыши» хапуг и ворья. Они уже являют собой свой собственный социум – тупо исполняющие любые бесчеловечные бесчинства марионетки. Они уже давно не зависят ни от воли общества, ни от волеизъявления народа. Среди серых форменных курток, как в стае городских крыс, выживают те, кто увертливей, хищней и жирней. Жизнь мента дарит ему особое, садистское удовольствие – мочить нементов, а за что – начальство разберется.
     8 июля 2001 года два ничем не примечательных питерских студента прилично выпили по случаю днюхи. И хотя ночи в Питере летом белые, в ту ночь ноги их не держали настолько, чтобы добраться до общаги. К пацанам невдалеке Московского вокзала подкатил частник, взял денег наперед и тут же выкинул обоих из машины. Данный бизнес крышевало местное 51-е РУВД.
     А в ту конкретную ночь «крышей» был мент Николев. Что вспоминалось Николеву под утро – никто не узнает. Судя по многочисленным, но не всегда удачным его общениям с журналистской братией, самые теплые его воспоминания - о мочилове бандитов, а также ихних баб и детей, в Чечне, где он служил в ОМОНе. Скорее всего, к утру он не вспоминал о второй чеченской, так как поднял мало денег. И решил, что у двух пьяных молодых придурков есть еще.
     Но, к его глубочайшему возмущению, Мачихин и Шумилин (так звали студентов) решили «дядю Степу» игнорировать, и ломанулись от Николева бежать.
     Тогда Николев расстрелял их обоих в спины. Подошел к Мачихину, повернул его и расстрелял ему половые органы.
     Приехали собратья-менты. Сменили Николева, составили рапорты о необходимости дополнительной выдачи патронов, убийстве хулиганов при оказании сопротивления, да вызвали врачей. Но приключилась ментам незадача. Шумилин и Мачихин выжили,  «скорая» отвезла их в реанимацию.
     51-е отделение необычайно быстро поднялось, как по тревоге. В больнице - в ее коридорах, у дверей реанимации, выстроился постоянно сменяющийся ментовский конвой. Расстрелянных мусора приковали к койкам. Обезумевшие от боли крики и стоны раненых помнят врачи этой палаты до сих пор. У обоих студентов были прострелены позвоночники, у Мачихина – мошонка и крестец, у Шумилина – горло. Оба были периодически в сознании. Мусора не пропускали к умирающим матерей, силовым порядком не дали врачам применить лекарства. Жизнь Шумилина и Мачихина поддерживала искусственная аппаратура.
     Виталий Шумилин умер через 9 дней. А Мачихин, который сообразил притворяться бессознательным даже тогда, когда приходил в себя, услышал, как переговариваются менты над ним:  «Дострелить надо бы – Да уже и этот кончается, не пались».
     Но Дмитрий Мачихин все жил. Тогда, следственный отдел РУВД возбудил в отношении него уголовное дело, а прокурор подписал арест. Словно Николеву и 51-му отделению РУВД назло, продолжающего жить Мачихина, оторвав дыхательные трубки, загрузили в воронок и отправили в тюремный стационар. Но и там, без лекарств и медпомощи («телефонное право» от ментов к системе ФСИН сработало) – Мачихин выжил.
     Полученные им пули теперь значились как примененные при попытке … побега из ИВС. А сам Мачихин, малоприметный парень из Воркуты, поступивший в питерский ВУЗ, был обозначен в наскоро состряпанном деле как член ОПГ.
     После смерти Виталия Шумилина, его матери уже нечего было терять. Она устроила скандал, направилась к депутатам и журналистам. Тогда, после запросов от разного рода общественности, прокуратура начала проверку стрельбы на Московском вокзале. Спустя более чем полгода, уголовное дело в отношении Николева все-таки было возбуждено.
     Пули из тел расстрелянных извлечены были вольными врачами. Так что, их количество и расположение сфабриковать следакам было б не с руки. Пули рассказали, что парни не нападали на мента, а бежали от него.
     Мачихин был освобожден. Инвалидом, который никогда не будет ходить и никогда не будет иметь семьи. Мать перевезла его домой, в Воркуту, и отказалась участвовать в судебных тяжбах с мусорами.
     А суд, вернее, пародия на него, длился целых шесть лет. Николев не был, как это ни забавно, обвинен в убийстве и прочих преступлениях против личности. До суда дожило всего лишь обвинение в превышении должностных полномочий. Приговор то выносили, то отменяли, а все это время мент-маньяк жил на воле – на подписке о невыезде, и даже работал в родном 51-м отделении водителем. Кстати, «маньяк» Николев не для красного словца – он состоял на учете в ПНД как психопат, не раз лежал в дурдоме. Впрочем, психиатрические доктора признали его вменяемым.
     И валандала бы отечественная Фемида это, уже начавшее забываться прессой, дело до истечения срока давности по последнему оставшемуся обвинению в отношении Николева, не случись в 2007 году Маршей несогласных. Где менты и ОМОН, особенно в Питере, лупили «несогласных» с ментовской властью граждан: подростков, пенсионеров, женщин и просто питерских жителей; - кулаками, ногами и демократизаторами.
     Тогда, вновь на сцену вышли либералы, позвали СМИ и устроили пресс-конференцию. Воя по-кликушьи, что нет-де у нас, в Рассее, гражданского обчества, они вспомнили, кстати, и о так и неосужденном менте Николеве. О деле Николева заговорили вновь.
     4 октября 2007 года Алексей Николев был-таки осужден к 4 годам лишения свободы, и на 3 года лишен права возврата к любимой садистской работе. Николев сильно расстроился – наверное, оттого, что отделался легким испугом. При взятии под стражу, он успел разбить видеокамеру «Вестей», порезать ножом конвой – пришлось вызвать к нему санитаров с ближайшей психушки, чтоб отправить в СИЗО.
     Известный журналист, сыгравший в расследовании дела Николева огромную роль – Екатерина Колесова, после вынесения приговора менту-маньяку попыталась взять интервью у разнообразного питерского начальства – руководителя УСБ Андреева, начальника злополучного 51-го отделения Белозерова и прочих. Они внаглую заявили ей, что в их, ментовском социуме, Николев слывет героем, пострадавшим за «их» дело.
     Николев наверняка освободится по УДО. И практически может сразу приступать к работе. Уже не так и за горами, 2011 год.
     Пригнем спины??

Лариса Романова
«ЗА ВОЛЮ!»газета в защиту политзаключённых
Подшивка :: #15 - 2008г.

   В контакте    ЖЖ-сообщество    Rambler's Top100