Вавилов Николай ИвановичВласов Юрий ПетровичМакушин Алексей Иванович
на главную
Лучше достойная и героическая смерть, чем недостойный и подлый триумф


 

За всех, значит против

     Декабрь еще не наступил, но забегаю вперед и хочу по-честному. Важно поймать волну и поток сознания накроет, растеребив политику и отделив зерна от плевел. Начали… Дверь хлопнет за спиной, зима пахнёт холодом, но мне некуда спешить – я иду на выборы. В душе всё решено, а неловко: от меня ничего не зависит, почти глупость, а я шагаю. Недобрая усмешка пробегает по лицу. До избирательной урны (о названьице!) недалеко, но прибыть сразу – и суетливо, и противно. Ладно, можно и покружить, не убудет… Четыре года пролетели, а они всегда тают незаметно. Согласен – свойство времени, как в Новый год. Дурацкое сравненье. Не унимаюсь – давай окинем прошлое, сделаем выводы, подведём итоги и, осознав важность момента, шагнём... Всплывает шукшиновский Прокудин: «И вы пойдете вверх, по белой лестнице». Смешно и не до смеха: как мы все крепко вляпались…
      Пугает мысль – настало средневековье? Аналогия с натяжкой, а по духу – не отличить. Толпа у костровищ шоу и гулящие девки, дворцовая свита и эдикты-указы, лживые вельможи и сетевые грамотеи, стражники на улицах и мракобесие мозгов. Умников прибыло, да их не слышат; от Бога не отреклись, а культ товара как мистерия; прямо не бедствуют, а все по копейке мерят. Заикнись о «странном» – за правду или космос души, поддержат, а через день – словно амнезия. В биомассу замордованы граждане. Разобщение и темнота оживляют феодализм, и тотальная вера нашлась – глобализм. Наше государство – фикция, лишь рынок сближает, в остальном – «неограниченность связей и бескрайнее одиночество». Сплошь феоды социальных групп и прикреплённые людишки. В небе лебеди власти, раки телегу тянут, а теневые щуки раздирают бюджет.
     Помог ли я? Большевистское прошлое не смущает: чем дальше от партии, яснее ее уникальность. Не рекламирую – голая очевидность. Десятки полит-колоссов сформированы по одной схеме – от вождей и кошелька. Ни идеи, ни братства, ни долга, ни веры – формализм, кремлёвский откат и такое лицемерие, что скулы сводит. Нацбольские будни – другое. За пару лет эти несколько тысяч роднёй стали. Были распри-раздоры, а встретишь своего – глаза вспыхнут, с пол-оборота на любую тему. Ни стеснения, ни опаски, словно пуд соли съели. Зайди в партийный офис думских, в нос договором ударит: пока платят, не разлей вода, а пройдут выборы – под новых боссов. Какое там партийное плечо – тщеславие и расчёт. Парадокс: по идейным меркам – это постыдная профанация, но проглотили и огрызаются. Вечный голый король.
    Или наши идеологи. Какой слог, какой типаж! Социальный дискурс и геополитика, катехизис и национальная парадигма, фундаментальная проблематика и прагматизм элит. Изложено стройно и округло, фразы как по лекалу, эпитеты – в меру и профессорский стиль. А я красивый! – слышится между строк. Если вы такие умные, отчего по углам и сетевым ставкам? Где электорат, поддержка масс, уличный гул? Тон такой, будто речь о квантовой механике – внимай и поддакивай, и столь заносчивы, словно минуту назад Абсолют обнимали. Идеология – вещь не простая, их всего четыре да с десяток разновидностей, но все «открыты» в прошлом. Отчего очи с поволокой, не ваши ведь идеи? Умно вторить – не велика работа, но всяк в пророки норовит. Не проймёшь: поморщатся, замнут тему и злее прежнего примутся.
     В кулуарах гонор спадает – да, не популярны, без адептов; так дремучий народ – не внемлет; учим-учим, только сила и проймёт. Стало быть, кнут и пряник, а для кого речи? На будущее трудим, почву готовим. Может не про то слова, инет всё стерпит, а народу ясное дело подавай? Кроме нацболов пока героев не видно. Вдруг Крылов нежно так, по-отечески произнесет – нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Такова исконная традиция без прикрас – каждый кулик свое болото хвалит и на всякого мудреца довольно пустоты. «Завтра» да «Совраска», ну «Лимонка» – вот и вся протестная пресса. Тысячи сайтов и ЖЖ и ни одной новой общероссийской газеты. А зачем? Жития на два века намерили, давно в шоколаде и нимб борца в окладе строк.
     От всех заслуг – гонорары. Платят спонсоры, но у них проще задача – власть и имущество, а идейные горлопаны пусть строчат. Главное – интеллектуальный фон, русские на слово падки, но пустить правдивый фантом – высший класс. Больше мнений, легче управлять. Классика жанра, но вот идиотизм – многие папарацци даже верят в пользу. Почему нет? Сектор обслуги в «большой восьмерке» – залог устойчивости, а вот нам-то куда, с кем? Словно по идейным рядам идешь: все зазывают, добро навыворот и на доверчивость разводят. Вообще-то купцам все равно, но без нас – в пахари или на завод. Не хотят: евро-прикид баще потной спецовки.
     Народ наш… не в меру скромен. Как-то в одной Н-ской стоматологической клинике провели с другом опрос о Холокосте. Из 20-ти чел всего один «чего-то» слышал: вроде про евреев. С неделю назад треть отделения УВД под арест: сращивание правоохранительных органов и преступных групп. Одни бомбили квартиры, другие покрывали. Мост через Обь: будем строить в 2011-ом, а в 2014-ом сдадим. А почему не в 2009-ом? Сотня банков, миллион элитного жилья – это одно, а сложное инженерное сооружение требует детального подхода, почитай, от Гарина-Михайловского не возводили. Вдруг новая инфа – сроки изменили. Утекли куда-то деньги. Столица Сибири тонет в авто, а они – через 4 года начнем, впору ещё один мост закладывать. Вот такие ЕдРо-будни.
     Недавно на ЕР-конфе случился показательный казус. В самом центре, в доме Ленина сошлись дородные сливки общества. Начали с фильма о партзаслугах – самолёты, поля, заводы, радостные россияне. Советский съездовский дух – от музыки до дикции побед. Пошли доклады. Делегаты слегка скучают, у каждого буклет с программой – фолиант в глянце, минимум по сотне за лист. В книге на всё ответы, жаль, не из кожи переплет. Время бежит, ждут финала. Выходит молодой, стройный, быстрый. Из нашистов. Читает бодро, наверное, не литовали текст и слушают в пол уха. Незачем, всё теперь наше! И вдруг – по завету ВВП, мы должны опираться на средний класс, его, по нашим подсчетам, около 15%, выходит, программу главы можем выполнить на 15 %. Повисла пауза. Председатель аж всем телом подался, чуть ножки стула не лопнули – Ты, чего несешь? Парень обмяк, покраснел… Бывает, молодой еще, а как тузы отъезжать стали, то наглухо перекрыли проспект. Всем стоять. Скоро под землю загонят, чтобы небожители по госделам без помех летали. Кому жалиться – на марше быстротечные сеньоры.
     С этими ясно – яд всевластия, а другие вожаки? С ума можно сойти: в речах гладки, а на деле падки. С. Миронов стал рупором социализма, предлагая соцгарантии, правовую защиту, высокие доходы и достойные пенсии, чтобы как в Союзе и гораздо лучше. Здраво, но недавно голосовали в СФ по реформе высшей школы. Кстати, российские вузы жестко отринули западный подход. Перед голосованием спикер С. Миронов выступил против двухуровневой системы образования, буквально разметав закон на атомы: назвал себя противником Болонского процесса, указывал на стратегическую ошибку, ратовал за традиционную школу и точно «будет против». Сенаторы отклонили бакалавриат, но вдруг Миронов поставил вопрос на переголосование и закон приняли. Это как, двоедушие или приказ сверху? Обещания поблекли, симпатия исчезла, и звучит сакраментальное: «Вы знаете, Сергей Михайлович, а я Вам не верю».
     Взгляды коммунистов созвучны, но даже в «Завтра» Баранов ткнул в авторитаризм Зюганова, покорность рядов, зачистку лучших и поставил вопрос «не о сменщике Зюганова, а о замене КПРФ целиком». Точно, чего они добились? Об антинародной политике, переделе, криминале и продажности Западу говорят много. У КПРФ в Думе фракция, лидер СР вообще у кормила, но словно их нет: ни противостояний, ни акций, ни стачек. Интервью, статьи и пикеты. Это авангард классовой борьбы, идейный антипод и локомотив истории? Музейный экспонат и смирный вахтёр. За один предвыборный закон – к стенке. На дыбы должны встать, костьми лечь, а не допустить. Надо же – только партсписки, 7 % барьер, никаких блоков и «против всех», залог в 60 миллионов, а Минюст фильтрует регистрацию. Завтра и выборы запретят, и жить будем по распорядку.
     Об остальных молчу – политобоз, а Церковь? Нет согласия – кто за Диомида, кто за Патриархию. 4 ноября в день этнического единства в Москве были Русский марш и Крестный ход. Националисты уже разделены: «языческие патриоты» ДПНИ-НДПР шли днём, вечером тем же маршрутом – «красные патриоты» Народного союза. Браво, еще пару сил и русский конвейер сутки напролёт. Крестный ход обнажил свои пороги. Накануне Мэрия предупредила нацдвижения, кои «балансируют на грани экстремизма» о немедленном противодействии, уведомив по телефону организаторов Хода. И священноначалие не благословило Ход, запретив духовенству участвовать, и это в праздник Казанской иконы Божьей Матери! На Пушкинской православных встретила милиция, но они собрались у начала Тверского бульвара и пошли. Выходит, Русское Православие гонимо, а иерархи потакают? Верующие резкость не приемлют, но недоумение уязвляет.
     Закончились кандидаты, а ведь должен быть хоть миллион неглупых людей без ветра в голове. По разговорам, из сотни граждан, трое-четверо широко мыслят, образованы и честью дорожат. Одни кочуют по культурным очагам и бродят по сети, другие семью кормят. Принципиальных различий нет, но и связей никаких. Вместе созерцают позор, содрогаются по одному и никому не верят. Не то ждут, не то доживают, и рады сойтись, да точка сборки в мечтах. И? Пока того стоим, но процесс движет надежда. Отбрось «свое», осознай «общее» и прими, чтобы вместо «они» появились «мы». Бесспорная идея. Согласятся и спросят – кто собирать будет? Кто смелее, тому и звать. Однако наши групповые фюреры и вожди лишь шипят – от своего не отступлюсь, я прав, что за вздор. Крылова вспоминайте чаще, если на патриота тяните. Из всех вариантов действеннее наиболее простой. Не разум, а гордыня белый свет застит, к земле надо, ближе к людям…
     …иду на выборы, психоделия диалога прервана – «я себе уже всё доказал». Хватит безверия и сомнений. Нас лишили права сказать «против», значит, «за всех». Не нашлось достойных остановить цинизм, но и в углу не останусь. Не могут все быть избраны, но если таких бюллетеней большинство – перевыборы, и когда большинство «против всех», тоже перевыборы. Какая разница? Народ спит, мы в меньшинстве, а «победители» получат не более трети всего электората. Доказательство абсурда политической системы и крах внушаемого благополучия, по сути – утрата национальной идентификации. Выборы – миг, вершина айсберга, но, сколько нас ни есть, а в этот день – мы вместе по одному. В разных городах, незнакомые, но свои. Невероятно и дико, но иначе не исторгнуть отврат раздора, не выплыть к единству. Нужно усилие для ответа – стоит ли наш мир борьбы, и насколько он красив, чтобы оставаться в сторонке…
 
Олег Судаков, 21 ноября 2007г.
   В контакте    ЖЖ-сообщество    Rambler's Top100