Ковалевская Софья ВасильевнаНахимов Павел СтепановичНевский Александр
на главную
Имеющий уши, чтобы слышать, да услышит


 

Жестоко избитому милицией подростку грозит 3 года

Дальнегорске о массовой драке возле Дома культуры «Березка» знает чуть ли не каждый местный житель. Больше года назад здесь милиция разгоняла дубинками молодежь, несколько человек получили серьезные травмы. Кто прав, а кто виноват - выясняется до сих пор.

В ночь с 27 на 28 октября 2007 года в «Березке» шла обычная дискотека. Молодежь шумно развлекалась и веселилась. Среди них был и 17-летний Джордж Сухомыро. В какой-то момент он решил оставить свою компанию и проведать знакомую. Она работала в баре, расположенном по соседству. На крыльце заведения курили несколько человек. Один из них окликнул парня:

-Эй, куда пошел? Зал снят, вали отсюда.

Но Джордж уходить не пожелал. И почти сразу получил удар, от которого его откинуло с лестницы на землю. Сколько он пролежал, не помнит. Когда очнулся, увидел, как милиционеры  дубинками избивают его друзей и знакомых, вышедших на шум из клуба.

- Когда мы подошли к бару, драка шла уже полным ходом, - вспоминает Алексей, один из очевидцев. – Я заметил, что Джордж стоит возле милиционера, у которого в руках пистолет. Раздался выстрел. От неожиданности все пригнулись. В этот момент ППСник ударил рукояткой пистолета Джорджа по голове. Тот, падая, потянул его за собой.

Дальше картина напоминала фильмы о бойнях футбольных фанатов. Милиционеры размахивали дубинками налево и направо, хватали всех подряд. Джорджа с пробитой головой увезли в больницу.

Тем временем в местное УВД было доставлено больше 20 человек. Но на этом дело не закончилось.

- Нас поставили вдоль стены на колени, - говорит Алексей Федотов, участник драки, - а милиционеры дубинками стали бить по спине. Потом пришла девушка-милиционер. Она приказала расставить ноги и пинала каблуками в пах. Привезли Джорджа с забинтованной головой. Его били дольше всех. Когда он окончательно отключился, перестали.

Избитую молодежь отпустили домой в воскресенье утром. Перепуганные родители кинулись в милицию. Но там объяснили, что в выходной заявления не принимают, надо ждать понедельника. А потом выяснилось: заявление уже есть, но от милиционеров. И датировано оно воскресеньем, 28 октября.

Затем родителям пошли бесконечные отказы прокуратуры в возбуждении уголовного дела. Хотя были сняты побои, имелись свидетели, готовые дать показания против милиции. А к марту побитые из пострадавших превратились в обвиняемых.

Джорджа Сухомыро, Алексея Федотова и Олега Клевцова обвиняют в нападении на сотрудников милиции. Причем первого еще и в попытке убить милиционера. Кстати, если Сухомыро посадят, его мать останется одна. Отец умер за несколько дней до повестки в суд.

Свидетелей не слышат  

По версии обвинения, Сухомыро затеял драку с посетителями бара, а затем и с прибывшим нарядом милиции. Он сшиб с ног сотрудника ППС Наумова и начал его душить. Возле бара образовалось огромное скопление возбужденной молодежи от 15 до 20 лет. Чтобы усмирить толпу, милиционеры вынуждены были пустить в ход оружие. В результате драки потерпевшими оказались Бобков, Наумов, Василенко и Жилинский – все ППСники.

- Против Сухомыро я имел право применить оружие, закон это позволяет в особых случаях. Но я пожалел парня, только рукояткой пистолета по голове ударил, - утверждает Олег Бобков, бывший в ту пору инспектором службы отдельной роты ППСМ. - Никто задержанных  в отделении уже не бил. Да, для обыска мы поставили  их вдоль стены. Но они продолжали буянить, так как были пьяны и не отдавали себе отчета в происходящем.

Очевидцы происшествия утверждают обратное.

- Я в тот вечер дежурила на дискотеке, - рассказала «КП» Ольга Карпенко, вахтер ДК «Березка». – Около полуночи услышала выстрел, а через несколько минут увидела, как несут окровавленного Джорджа. Утром мальчики вернулись за куртками, которые оставались в гардеробе. Боже мой, их лица были сплошным месивом! Я-то точно помню, что в ГОВД они уезжали еще не избитыми. Странно, но меня ни разу не вызвали в суд, а мои показания сильно изменились на бумаге.    

Кроме Ольги Карпенко еще несколько свидетелей утверждают, что показания их в протокол вносились неверно.

Следствие сознательно затягивают

Уже состоялись восемь судебных слушаний. На них успела побывать большая часть жителей города. Обличающие жестокость милиционеров рассказы подсудимых и свидетелей просто пугают. Однако суд не берет их во внимание. Он рассматривает только факт избиения милиционеров «сильно пьяным» 17-летним парнем.  Опьянение подтверждено медэкспертизой, документ у стороны обвинения имеется.

- Непонятно, как нетрезвый подросток смог уложить двух взрослых мужчин? А экспертизы никто не проводил, - уверена Светлана Федотова, мать Алексея. – Мальчиков  даже и не возили никуда.

Но суд не стал вызывать врача, поставившего подпись под актом экспертизы, а  ходатайство адвокатов отклонил. Сложилось впечатление, что процесс идет с яркой обвинительной окраской. Адвокаты порекомендовали обвиняемым запросить отвод судье, но ее, видимо, вовремя предупредили, так как она стала ускорять судебное следствие. А когда Федотов попытался вставить слово об отводе, судья перебила: «Я договорю, потом скажете». И объявила о переходе к прению сторон. В этой стадии судебного разбирательства отводы уже давать нельзя.

Судья также постоянно перебивает и подсудимых, и свидетелей, когда те пытаются рассказать о том, как их избивали: «Это к делу не относится».

Родители мальчиков, уже не зная, куда обратиться, в апреле написали письмо в фонд «Общественный вердикт». Юристы фонда выехали в Дальнегорск и, разобравшись в ситуации, подтвердили, что имеют место незаконное задержание граждан, пытки и избиение их милиционерами.

Но прокуратура Дальнегорска лишь 25 ноября этого года подтвердила, что следственные органы нарушают закон, затягивая расследование фактов массового избиения несовершеннолетних сотрудниками милиции.

Судят пострадавших

Как бы это ни было страшно, но случаи, когда сотрудники милиции нарушают закон и остаются безнаказанными, стали в наше время не редкостью. Взять ситуацию и вывернуть ее наизнанку в свою пользу может любой человек, хорошо знающий законы и свои права. А уж что-что, но свои права сотрудники милиции знают назубок. В суде постоянно звучала формулировка «Согласно Закону «О милиции» мы имели право». О том, что у граждан тоже есть права, как-то позабыли.  А ведь тот же Закон «О милиции» гласит, что применять силу при наличии законных оснований сотрудники милиции могут с минимальным вредом для здоровья граждан. С минимальным… У Джорджа Сухомыро телесные повреждения можно расценивать как тяжкий вред здоровью. У парня до сих пор большие проблемы с почками, была проведена операция в паховой области.

На стороне милиционеров в данном случае оказались и суд, и городская больница, в которой все разом забыли, как за Сухомыро ночью приехали ППСники и пинками через весь приемный покой прогнали до выхода, зато где-то нашли экспертизу, которой не было.

- Нам в милиции говорят, что мы не свидетельствуем против мальчиков, потому что боимся, - усмехается Ольга Карпенко, свидетель. – Боимся, потому что живем с ними в одном районе. Да это чушь. Это милицию бояться надо.

Так и получается. Обвинение запросило для Сухомыро три года колонии, для остальных – столько же, но условно. Милиционеры получились героями, которые противостояли толпе пьяной молодежи, и даже продвинулись по службе. Бобков, к примеру, уже стал оперуполномоченным участковым.

Нетрудно предположить, что будет дальше. Прокуратура, рассмотрев параллельное дело об избиении подростков, закроет его за «недостаточностью доказательной базы». И в Дальнегорске дальше «будут любить милицию и бояться детей».  

http://www.kp.ru/daily/24217/419515

   В контакте    ЖЖ-сообщество    Rambler's Top100