Шевцова Любовь ГригорьевнаСанников ЯковКондратенко Роман Исидорович
на главную
Через тернии к звездам


 

Чеченски батальон сдал боевикам российских спецназовцев

Конфликт, грозящий закончиться кровопролитием, зреет между спецназом внутренних войск и чеченским батальоном «Север», набранном из бывших боевиков. Российские разведчики считают, что в одном из рейдов бойцы «Севера» совершили предательство – выдали «духам» позиции спецназовцев, сами открыли по ним огонь, а после разграбили личные вещи бойцов и выкрали тела боевиков их родственникам. В этом бою погибли четверо и тяжело ранены семеро российских военнослужащих. Командующий объединенной группировкой войск Николай Сивак, пытавшийся официально поднять этот вопрос, был снят с должности.
Расследование конфликта в Чечне между «коллегами» публикует «Московский Комсомолец» с пометкой «считать этот материал официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ».
Официально в феврале этого года информационные агентства сообщили: «4 февраля в предгорной части Грозненско-сельского и Урус-Мартановского районов Чечни между селениями Дачу-Барзой и Алхазурово был обнаружен отряд из полутора десятков боевиков. Спецназовцы вступили в бой и уничтожили не менее пяти бандитов. Есть жертвы среди военнослужащих. Попавшие в засаду лейтенант Павел Петрачков, прапорщик Айрат Гальянов, сержант Ильгам Гасимов, ефрейтор Антон Байгузин и рядовой Степан Селиванов погибли на месте. Еще семеро военнослужащих, среди которых были и офицеры, получили тяжелые ранения».
Но детальные отчеты командиров и бойцов разведподразделений, которые проводили эту операцию дополняют официальную версию весьма неожиданными деталями. Отчеты были составлены 15-м и 29-м отрядами специального назначения внутренних войск.
4 февраля рано утром спецназовцы были уже на месте и начали спецоперацию. Выставили посты по рубежу блокирования, провели инженерное оборудование позиций. Затем вперед двинулись бойцы 29-го отряда и бойцы чеченского батальона «Север». Наши военные, которые шли впереди, вплотную подошли к базе боевиков, которую так сразу и не заметишь. Их как будто заманивали. Видимо, наблюдатели боевиков, которые были выставлены по периметру, видели и знали, что они идут, но не подавали вида. Наши военные наткнулись на базу, кишащую «духами», которые проводили так называемую шуру – совещание всей районной ваххабитской шушеры. Завязался бой, боевики пошли на прорыв.
Между тем в рапорте спецназовцев написано: «В ходе боестолкновения по непонятным причинам военнослужащими 248-го осмб (это как раз чеченский батальон «Север» никаких действий по наращиванию усилий в интересах 29-го отряда предпринято не было. Огонь в сторону противника военнослужащими 248-го осмб не открывался. В непосредственной близости от групп 29-го отряда выдвигались до пяти человек из состава 248-го осмб с целью организации взаимодействия между отрядом и батальоном. В момент подхода разведчиков к возможному расположению позиции противника военнослужащие батальона стали громко кричать «Аллаху акбар!», тем самым, вскрыв реальное положение разведчиков на местности».
То есть, по свидетельствам российских спецназовцев, их чеченские коллеги в самый ответственный момент дали себя обнаружить и попали под огонь боевиков. После этого завязался бой, в котором боевики, соответственно, имели несколько более выгодное положение. Осколочное ранение плеча и слепое осколочное ранение грудной клетки получил прапорщик Галяуов. Он лежал там до начала эвакуации раненых, но до госпиталя не дотянул – умер от потери крови (в первом официальном сообщении о потерях о нем нет ни слова). Ефрейтору Кирьянову повезло больше, он выжил со слепым осколочным ранением правого плеча. С ефрейтором получилась странность: ранение он получил от снаряда ВОГ-30, но спецназовцы докладывали, что у боевиков гранатометов с такими снарядами не было. В отчете написано: «анализ ранений, полученных военнослужащими отрядов спецназа, дает основания полагать, что они были получены в результате огня со стороны 248-го осмб».
Кроме того, в своем рапорте один из непосредственных руководителей операции также указал, что со стороны позиций «Севера» по спецназовцам был открыт огонь. Ранение получил еще и майор Злобин. Он, кстати, продолжал закидывать боевиков гранатами, пока не потерял сознание.
Вызвало у спецназовцев вопросы и положение тела их погибшего товарища – лейтенанта Петрачкова. Он получил смертельное ранение в голову, но почему-то лежал головой по направлению к базе боевиков, а не наоборот, как было бы, если бы в него попали с позиций бандитов.
Спецназовцы тем не менее продолжали теснить боевиков. Военные докладывали по радиостанциям о количестве убитых ими «духов» – на момент 13.30 по московскому времени было доложено об 11 ликвидированных сепаратистах. Но в отчете сказано, что «при осмотре района боестолкновения были обнаружены лишь пять тел». Среди них, например, тело Шамиля Авхадова – эмира Урус-Мартановского района, под ним лежала граната РГД-5 без предохранительной чеки. Также был найден Ибрагим Газиев с российским и заграничным паспортом. И Руслан Бикаев, медик боевиков, при нем нашли списки баз, маршруты передвижения, переговорные таблицы, сумку с медикаментами и автомат Калашникова.
Забрать трупы с собой отходящие боевики не смогли бы физически. Да и спецназовцы видели, как те спешно отходили. Но зато в отчете военные указывают, что ночью после операции, перед прочесыванием местности в светлое время суток, по дороге на село Комсомольское из района операции осуществлялось интенсивное движение автомобилей «Урал». Из этого спецназовцы сделали вывод, что изъятое на базе и трупы боевиков были вывезены, чтобы потом передать их родственникам.
Более того, в бою рядовой Селиванов утратил бесшумную снайперскую винтовку, которой вооружены спецподразделения. Боевиков ведь погнали дальше, а следом шел батальон «Север». Винтовку разведчики потом не нашли. А еще в бою они снимали и бросали тяжелые рюкзаки с провизией и имуществом. Но когда после преследования вернулись обратно на место боя, то, цитата: «рюкзаки были разукомплектованы, личные вещи и горное снаряжение отсутствовало».
Спецназовцы считают, что батальон «Север» выходил по рациям на боевиков и сдавал им позиции наших военных. Звукозапись радиоперехвата и его распечатка есть в отделе радиоэлектронной разведки.
Газета приводит рассказ одного из выживших участников этого боя. По словам бойца, перед этой кровавой спецоперацией имела место ссора между спецназовцами и батальоном «Север»: на «уфимских» спецназовцев «чехи» стали «наезжать» за то, что мусульмане «приехали в Чечню своих братьев мочить».
После боя 4 февраля было много шума на Ханкале, да и вообще в Северо-Кавказском военном округе. Возмущались все – от солдата до генерала. Пытался поднять этот вопрос даже командующий объединенной группировкой войск и сил генерал Николай Сивак. Вскоре его сняли с должности. Уголовное дело было поначалу заведено. но после «спущено на тормозах».
А президент Чечни Рамзан Кадыров после операции, которая прошла с такими боями, потерями и помехами со стороны «Севера», заявил: «Благодаря высокому профессионализму сотрудников удалось не только нейтрализовать бандитов, но и избежать потерь среди личного состава».
Конфликт с «Севером» грозит закончиться «внутренним» кровопролитием. Спецназовцы теперь говорят, что могут разобраться по-своему: «Да нам по барабану, что будет с этим делом, прокурорских прижали, «уголовку» замяли, но мы-то знаем, что отомстим. У нас будет свое правосудие. Думаете, это первый косяк «чехов»? Да мы все от них шарахаемся, они же бывшие «духи». По лесу бегали, нас мочили, потом по амнистии устроились в ментовку и батальоны эти, типа вэвэшные. Поверьте, между ними и теми «духами», с которыми мы воюем, психологической разницы нет. Но «духи» хоть чистые противники – жертвуют всем ради своего чертова джихада: живут в лесу, жрут всякую хрень, мерзнут, болеют...».
В ходе февральской спецоперации погибли лейтенант Павел Петрачков, прапорщик Айрат Гальянов, сержант Ильгам Гасимов, ефрейтор Антон Байгузин и рядовой Степан Селиванов. Еще семеро военнослужащих, в том числе офицеры, получили тяжелые ранения.
Первым был убит старший прапорщик Айрат Гальянов – осколок попал ему в голову. У него остались дома жена и маленький ребенок. Догоняя боевиков, погибли сержант Ильгам Гасимов и ефрейтор Антон Байгузин.
Павел Петрачков, который был руководителем группы, был посмертно представлен к званию Героя России. Он начала служить еще в Пензе. С 2001 по 2004 год он был прапорщиком в пензенской воинской части внутренних войск министерства внутренних дел РФ. Затем Петрачков перевелся в Уфу. Он принимал участие еще в первой чеченской войне. Семьям погибших решено было выделить по 250 тысяч рублей, а родственникам раненых – по 125 тысяч рублей.

© 2010, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0
   В контакте    ЖЖ-сообщество    Rambler's Top100