Каледин Алексей МаксимовичСанников ЯковПепеляев Анатолий Николаевич
на главную
Имеющий уши, чтобы слышать, да услышит


 

О проекте

     Идея Русского Принципа возникла в процессе наблюдения за работой российской политмашины последних лет, а недавние выборы в Думу и Президента окончательно её оформили. В обычных регионах активность выборщиков была средней, но в национальных регионах наблюдалась высочайшая явка и полное единодушие избирателей. Подобное было в советское время, но ныне у руля страны люди иных взглядов и стремятся они к другим целям. Всё же почти тождественный результат заставляет задуматься о  подобии систем, как это ни парадоксально на первый взгляд.
     Поразмыслив немного, мы найдём много схожих черт. Первое – концентрация власти у небольшой группы лиц и почти наследственная передача поста Президента. Второе – монополия на власть одной партии: внешний и внутренний курсы полностью зависят от её решений. Третье – отчуждение от участия в жизни страны политических оппонентов или административный контроль над ними. Четвёртое – большинству граждан страны отведена роль исполнителей и статистов, их голоса не играют роли. Пятое – законодательство практически исключает политическую борьбу, часто трактуя её экстремизмом. Шестое – судебная власть и правоохранительные органы весьма условно следят за исполнением закона, часто используют его для давления на оппозицию и подчинены партии власти. Седьмое – центральные СМИ подчинены администрации и освещают положение в России под выгодным для неё углом. Восьмое – власть получена не путём решения большинства населения, а напоминает захват: Октябрь-1917 и Белый Дом-1993 омыли кровью столицу, как и военные конфликты по нацокраинам. Девятое – федеративный принцип устройства государства. Десятое – разрешение национального вопроса за счет ущемления прав большинства населения – русских и провозглашение единого советского или российского народов.

     Мы далеки от отождествления двух систем, но внешние приметы слишком схожи. Парадокс объясняет единый принцип государственности, основанный на власти меньшинства. Случилось невероятное – при совершенно разной сущности жизни её суть не изменилась. Возникла очередная династия без родства, но с полным родством взглядов. От этого явное использование кремлём советского стиля плюс опора на знаковые победы коммунистов – от победы над фашизмом и новогодних праздников до риторики народного единства, полной поддержки и легитимности власти.
     Очнувшись от сна около двадцати лет назад, мы вновь погружаемся в дрёму, отмечая признаки застоя 80-ых и вгоняя покорность в психологию людей. Ничего нельзя изменить, потому что не дадут – примерно так мыслит наш электорат, подсознательно ощущая историческое наваждение. Неважно, многие ли понимают это, но воля людей слабеет, становятся явными признаки обывателя, расцветают равнодушие и политическая аморфность. Другой полюс перегибов  – эйфория спортивных побед и патриотизм популистских речей лидеров. Криминал, наркомания, высочайший уровень потребления алкоголя и эпидемия коррупции еще более размывают основы страны. Долго ли всё останется без изменений?
     Последствия не заставят себя ждать, однажды витрина треснет и госконструкция рухнет от этих противоречий. Советская эпоха продлилась три поколения, а если суть системы не изменилась, то алгоритм деградации повторится, но произойдет быстрее, а итог будет катастрофичнее. В начале 90-ых мы запросто «отказались» от территорий 14 республик, равных Европе, но прежние «братские народы»  отвернулись, испытывая к нам смесь раздражения, зависти и тоски. Словно не жили сотни лет рядом, словно не было общего прошлого, словно и не породнились одним укладом. Нет гарантий, что лет через 30-40 тоже не повторится с нынешним нацсоставом.

     Реформирование советской системы начиналось с перестройки, но благие начинания быстро ввергли большинство людей в состояние шока, нищеты и унижения. Социальные темы были задвинуты на задний план, а передел госсобственности обозначил смысл преобразований. Возникла столичная группировка профессиональных политиков, тесно связанная с олигархами и элитой нацрегионов. Сейчас очевидно участие в этом процессе западных правительств и их спецслужб. Постепенно усилив власть центра и буквально создав под себя партию, кремль получил полный контроль над законодательством. И раньше любой состав Думы мог менять смысл конституционных законов, но, распространив влияние на всю страну, партия власти  получила возможность тотальной трансформации российского бытия.  Особое место в этом процессе занимает система выборов. За прошедшие годы она менялась около 20 раз. Смысл перемен сводился к постепенному ограничению шансов оппозиции на реальное соперничество и усиление своего влияния. Были задраны квоты для прохождения в Думу, ужесточены правила регистрации партий в Минюсте, снижены или вовсе отменены квоты на явку избирателей и подвешен политический «дамоклов меч» – свод законов об экстремизме, терроризме, розни, забастовках, митингах и шествиях. Несмотря на отдельные положительные стороны – упорядочивание партийного поля и ограничение роста карликовых партий, общий итог более чем плачевный, а порой – абсурдный.
     Отмена порога явки на выборы в местные законодательные собрания буквально привела к власти меньшинства: приход любой части электората делает выбор легитимным. Выборы в Думу и Президента дают тот же результат. Например, приход 60% избирателей и предпочтение 70% от них какому-то кандидату отражают интерес лишь 42% всех избирателей. Основной декларируемый Конституцией принцип демократии – власть большинства – нарушен по факту. Отмененный выбор глав субъектов нарушает другую провозглашенную ценность – о  непосредственном осуществлении власти народом, ведь в рамках субъектов его электорат и есть народ.
     Другой абсурдный момент – наличие национальных субъектов (республики и автономные округа)  и денацифицированные области и края. Получается, например, в Архангельской области живет архангельский народ, а в Краснодарском крае – краснодарцы. Если учесть, что большинство населения РФ – русские (80%), то отсутствие Русской республики наряду с Чечнёй или Чувашией, где проживает по 1% населения, более чем неестественно. При этом в рамках нацреспублик национальная самоидентификация – явление нормальное, а вот право быть русским почти под уголовным запретом.

     Формулируя Русский Принцип, мы руководствуемся 13 статьёй Конституции об идеологическом и политическом многообразии и при этом не преследуем целей, направленных на разжигание национальной и религиозной розни. Наоборот, исходя из 2 и 17 статей – наши права и свободы являются высшей ценностью и находятся под защитой государства. Статья 28 гарантирует нам свободу совести и вероисповедания, распространения религиозных и иных убеждений и действия в соответствии с ними. Статья 29 гарантирует свободу мысли и слова и запрещает принуждать к отказу от них, и даёт право свободно распространять информацию законным способом. Статья 30 дает право на общественное объединение и гарантирует свободу его деятельности, а статья 31 – мирно собираться без оружия, проводить митинги, демонстрации, шествия и пикетирование.
     Мы хотели бы понять – насколько важны выраженные здесь идеи и как они соотносятся со свободными взглядами наших граждан. Последние выборы в Думу и Президента дали интересный результат. Если в декабре 2007г. около 750 тыс. людей голосовали «за всех» (то есть «против») и более 300 тыс. открепительных удостоверений было взято, но по ним никто не проголосовал, то в марте 2008г. (выборы Президента) более 1 млн. были «против всех», плюс более 450 тыс. открепительных удостоверений было взято, но  не погашено. Динамика «молчаливого протеста» очевидна.
     На наш взгляд, если отбросить случайных лиц и ошибки пенсионеров, в России есть более 1 млн. людей, проявивших волю на несогласие почти вопреки логике. Этот миллион переживает за судьбу своей родины, презирает профанацию выбора, но не видит реальных шансов на  своё участие в политике и поэтому пребывает в прострации недовольных наблюдателей. Скорее всего, есть еще один миллион людей, как-то обозначивших своё кредо в жизни, но от тупика и того же протеста голосующих за оппозицию. Эти 2 миллиона – реальный состав сограждан, способных подвинуть страну к более достойному облику. Но что-то мешает.
     Объединиться им не дают две причины – отсутствие точной и ясной идеи и сомнительный образ политических лидеров. За два десятилетия оппозиция не предложила чёткой программы, отражающей такую картину жизни, чтобы возникла безусловная симпатия к ней. С другой стороны – лидеры в столице, часто идут на компромисс с властью, доверие к ним подорвано, и они легко отступаются от своих идей.  
     Нам кажется, настал момент рождения третьей силы. Её источник не «сверху» – под конкретное лицо и его финансовый ресурс, а «снизу» – из глубины страны, от веры в идею, базирующуюся на энтузиазме и самофинансировании. Её вожаки еще должны проявить себя и выйти на свет. Пока же мы взяли на себя смелость предложить объединяющую идею и оценить степень её насущности. Поэтому в работе портала мы руководствуемся принципом крайних оценок – «за» или «против» и оцениваем ситуацию, исходя из Русского Принципа, который опирается на многовековую историю нашей Отчизны.

   В контакте    ЖЖ-сообщество    Rambler's Top100